Состоялась дискуссия по обсуждению проекта новой лесной политики

andquot;Место мы выбрали глухое, по старинкеandquot;, — сказал координатор проектов по лесной политике WWF России (Всемирный фонд дикой природы) Николай Шматков, открывая дискуссию по обсуждению проекта новой лесной политики. Полгода назад представители различных общественных организаций уже собирались в доме отдыха andquot;Бекасовоandquot;, расположенном в Подмосковье, чтобы определиться, какие посылы должны быть заложены в новой лесной политике России.
В andquot;Бекасовоandquot; прошел очередной andquot;мозговой штурмandquot;, в ходе которого экологи оценили итоги работы по разработке новой лесной доктрины и попытались выработать рекомендации по шлифовке документа, значимость которого, убеждены представители общественных организаций, сложно переоценить. Помимо andquot;зеленыхandquot; в работе круглого стола приняли участие руководители Рослесхоза, ученые, эксперты, представители Всемирного банка. Порой дискуссия приобретала довольно острый характер, наглядно демонстрируя, что текст новой лесной политики далек от совершенства.
Ресурс без преувеличения
Общую тональность разговора задал директор по природоохранной политике WWF России Евгений Шварц, который попытался сформулировать главные мифы, мешающие движению вперед. andquot;Не преувеличивайте лесное богатство России, оно не так велико, как думают, так как много только лесных площадей, но мало запасов древесныхandquot;, — привел докладчик высказывание признанного корифея науки в области лесного дела Михаила Орлова.
Шварц убежден, что пора трезво взглянуть на лесные запасы страны, чтобы более грамотно выстроить лесную политику, отбросив andquot;издержки национальной гордостиandquot;. Свои слова эколог проиллюстрировал сравнением вклада России и Швеции в мировую экономику, которое оказалось явно не в нашу пользу. Несмотря на то, что леса Швеции занимают примерно 3 процента от площадей, занятых лесами в России, шведы ежегодно заготавливают 80 миллионов кубометров древесины против 150 миллионов кубометров сырья на российской стороне. По оценке Шварца, леса в наиболее освоенных российских регионах с развитой лесной инфраструктурой в экономическом смысле оказываются наименее ценными.
Несмотря на то что Россия обладает четвертью запасов andquot;зеленого золотаandquot; планеты, стоимость продукции российского лесного сектора составляет всего около 4 процентов от мирового. Директор по природоохранной политике убежден, что необходимо без всякого сожаления расстаться с мифом относительно недоиспользования лесных ресурсов страны. В этом смысле Евгений Шварц полностью согласен с позицией Рослесхоза о необходимости скорейшего перехода от экстенсивной к интенсивной модели лесопользования. При этом существуют совершенно четкие критерии, по которым можно судить о том, что подобный переход свершился. Так, индикатором интенсивной модели может служить объем съема древесины с гектара эксплуатационных лесов, находящихся в аренде, в размере 2 кубометров. Учитывая то, что в последнее время бурно развиваются плантационные леса, andquot;круглякandquot; из России очень скоро может оказаться никому не нужным. Усугубляет ситуацию то, что с 1965 по 1999 год доля наиболее ценных хвойных пород древесины сократилась в среднем по стране на 10 процентов.
andquot;Почему при использовании расчетной лесосеки на уровне 35 процентов мы умудрились подорвать качество своих природных ресурсовandquot;, — недоумевал Шварц. Он убежден, что если удастся перейти к интенсивному лесопользованию в староосвоенных регионах хотя бы на уровне Польши и Словакии, то у нас объем вывозимого леса увеличится в 2,5 раза при той же интенсивности лесопользования, которая достигнута в Карелии и Кировской области. andquot;Это значит, что мы вернемся к максимуму лесозаготовки эпохи Советского Союза, но при совершенно иной экономической модели, которая позволит вкладывать деньги в дороги там, где живут людиandquot;, — сказал Евгений Шварц. Именно это должно, по его мнению, стать лейтмотивом новой лесной политики.
Он предложил параллельно с лесной политикой разработать лесную стратегию, где были бы четко указаны количественные и качественные индикаторы, по которым было бы несложно определить, достигли ли мы тех задач, которые ставили перед собой.
Хромаем по понятиям
Как это ни парадоксально, но чаще всего критике подвергалось не содержание проекта лесной доктрины, которое по ключевым моментам было согласовано со многими ведущими природоохранными организациями, а форма изложения материала. По мнению представителей общественных организаций, сам текст проекта лесной политики изобилует слишком общими формулировками с неясным смыслом, страдает от отсутствия единого стиля, его авторы не чураются пафосных перехлестов и чисто декларативных призывов. Николай Шматков обратил внимание на часто встречающееся словосочетание andquot;устойчивое управление лесамиandquot;, смысл которого может трактоваться с точностью до наоборот. andquot;Я по этому поводу постоянно слышу полярные мнения. Вплоть до того, что устойчивое управление лесами — это когда мы рубим большеandquot;, — сказал Шматков.
Между тем понятие, вызывающее различные толкования, буквально пронизывает всю лесную политику. С этим вынужден был согласиться и начальник управления науки, образования и международного сотрудничества Рослесхоза Станислав Старостин, который недавно побывал в ХантыМансийске, где в рамках экологической акции проходила конференция, посвященная вопросам образования, так сказать, в свете устойчивого развития. andquot;На этой конференции я понял, что никто не понимает, что такое устойчивое развитие. Один говорил об одном, другой о другом. Какойто практикующий специалист в области образования говорил о том, что нужно класс сформировать без учета возрастовandquot;, — поделился своими наблюдениями Станислав Старостин. На круглом столе не раз обращали внимание на слабость понятийного аппарата. Если в начале пути не договориться о том, что мы подразумеваем под ключевыми понятиями, пронизывающими текст лесной политики, то вряд ли можно надеяться на успех.
Но самую острую полемику вызвал доклад руководителя проектов НП andquot;Прозрачный мирandquot; Михаила Карпачевского, который на конкретных цитатах из лесной политики показал слабые и с точки зрения понятийного аппарата, и с точки зрения логики, и с точки зрения грамотной русской речи места из текста лесной политики. Порой презентация Карпачевского вызывала откровенные улыбки, хотя докладчик заранее предупредил, что его критика ничуть не умаляет значение тех идей, которые заложены в содержании лесной политики. По мнению докладчика, непродуманный, внутренне разорванный стиль изложения, переходящий порой от излишне заформализованных фраз к неоправданной патетике, мешает целостному восприятию текста. И, действительно, перлов хватает. Вот только один из многочисленных примеров: andquot;Использование лесных ресурсов в будущем должно стремиться к сохранению и приумножению социальной и экологической значимости лесов при одновременном удовлетворении потребностей общества в лесных ресурсах.
Использование лесов осуществляется в целях удовлетворения потребностей общества в лесных ресурсах и других полезностях леса c учетом целевого назначения лесовandquot;. Навязчивое andquot;удовлетворение потребностей обществаandquot; вызывает оскомину, а пафосное высказывание о том, что andquot;государство, предприниматели и граждане, использующие леса, несут ответственность за состояние лесов страны перед живущим и будущим поколениямиandquot;, вряд ли делает документ более симпатичным. Правда, перепало и самому Карпачевскому, дескать, критиковать каждый может, а попробуйте сами создать качественный документ, который бы устроил разные стороны. Представители общественных организаций выразили готовность поработать над документом, чтобы чтение лесной доктрины стало занятием не только поучительным, но и приятным.
На повестке дня — социальные леса
Во время обсуждения лесной политики поднимались и другие проблемы. В частности, речь шла о том, что российский бизнес крайне вяло участвует в разработке лесной политики. Лесопромышленники хотели бы видеть в тексте документа более конкретные шаги государства, направленные на стимулирование лесного комплекса. По мнению бизнеса, необходимо прописать меры государственной поддержки предприятий, осуществляющих глубокую переработку древесины, и включить в документ тезис о необходимости государственной помощи отечественному лесному машиностроению. Представители региональных неправительственных организаций акцентировали внимание на социальноэкономических проблемах людей, живущих в лесных поселках.
Они предложили ввести такое понятие, как andquot;социальные лесаandquot;, которые могли бы использоваться только местными жителями и где была бы полностью запрещена любая деятельность, связанная с промышленным освоением территории. По мнению экологов, живущих за тысячи километров от Садового кольца, если сегодня не оставить жителям лесных поселков возможность пользоваться природными богатствами, то это означает обречь их на постепенное вымирание. Именно местные жители, убеждены защитники природы, могли бы заниматься лесовосстановлением, так сказать, не за страх, а за совесть.
…Как было заявлено на круглом столе, все предложения неправительственных организаций будут направлены в рабочую группу по разработке лесной политики, где их внимательно изучат и, возможно, используют при подготовке окончательного варианта.

Компания «Ками-Комплект» пригласила партнеров в «большое плавание».
Производство на Гусевском хрустальном заводе восстановят к концу 2012 года.

Нет комментариев

Оставить комментарий

 

Вы должны войти для комментирования

Система Orphus