Проектам освоения лесных ресурсов в Красноярском крае лесоустроительные и таксационные работы не предшествуют

В газете andquot;Красноярский рабочийandquot; опубликована интересная статья Г.С. Миронова о положении дел с лесоустройством в Красноярском крае andquot;Тайгу рубим без разведкиandquot;. Примерно такое же положение дел наблюдается по всей России, так что статья заслуживает внимания не только жителей Красноярского края. Ниже приводится текст статьи.
andquot;Геннадий Миронов
Тайгу рубим без разведки
Проектам освоения лесных ресурсов должны предшествовать лесоустроительные и таксационные (оценочные) работы. Однако в нашем крае этот принцип практически не соблюдается.
Действительно, от планов и программ развития нашего лесопромышленного комплекса просто дух захватывает. Например, в Богучанском и Енисейском районах намечено строительство лесоперерабатывающих комплексов по производству пиломатериалов и целлюлозы. На юге группа компаний собирается в грандиозных объёмах организовать лесозаготовки, лесопиление, деревообработку и плитное производство. В центре края, в Сосновоборске, близится к завершению строительство Енисейского фанерного комбината, а в самом Красноярске некоторые предприниматели также намерены подключиться к заготовке древесины для собственных нужд.
К тому же и на прошедшем экономическом форуме было объявлено о начале реализации как минимум трёх инвестпроектов по производству древесных плит на наших просторах. Даже на базе обанкротившегося Енисейского ЦБК может возникнуть предприятие по выпуску небелёной целлюлозы.
Но взамен все дружно требуют лишь одного — доступа к лесным ресурсам. Причём едва ли не каждый второй из инвесторов просит не менее миллиона кубометров заготовки леса ежегодно.
Казалось бы, в чём проблема? Лес — вот он, растёт, невзирая на кризисы. Любой справочник гордо сообщит, что в Красноярском крае сосредоточено 12 процентов лесных угодий России, непонятливым разжуёт, что каждое восьмое дерево России растёт у нас, по обе стороны Енисея и Ангары. Считается, что действующая расчётная лесосека, то есть возможность заготавливать древесину без ущерба для окружающей среды, составляет более 70 миллионов кубометров в год. Поэтому, вытекает резонный вывод, к тем 10-12 миллионам ежегодной вывозки, что обеспечивает сегодня лесная отрасль, прибавить ещё пяток-другой миллионов кубов — сущие пустяки…
- Однако к этим цифрам по расчётной лесосеке надо относиться осторожно, — считает директор филиала ФГУП andquot;Рослесинфоргandquot; andquot;Востсиблеспроектandquot; Виктор Скудин. — Подавляющая часть спелого и товарного леса сосредоточена в зоне транспортной недоступности, и никакая экономика не выдержит расходов по её заготовке и доставке. Это одна сторона вопроса. Есть и другая, более существенная — недостоверность имеющейся информации о состоянии лесного фонда.
Конечно, было время, когда в крае заготавливалось и в два раза больше древесины. Но тогда опережающими темпами поставлялась информация о лесных ресурсах, их товарном состоянии, доступности и пригодности для того или иного способа переработки. Теперь этого нет.
На сегодняшний день едва ли седьмая часть лесного фонда в крае считается изученной, имеет о себе достаточно объективные данные. Никто, в первую очередь государство и субъекты Федерации, управляющие лесным фондом от его имени, не занимаются изучением лесных ресурсов, хотя налево и направо раздают огромные куски лесной территории в долгосрочную аренду с целью заготовки древесины. Легко убедиться, что большинство инвестпроектов обосновываются на устаревшей и потому недостоверной информации.
Действительно, по лесохозяйственным нормам каждые 10, максимум 15 лет необходимо проводить лесоустройство и таксацию (оценку) лесничеств. Но теперь всё не так.
- В Енисейском районе, где помимо действующих самых крупных в России лесопильных комбинатов планируется построить целлюлозное производство на хвойной древесине и ещё один лесозавод, в прилегающих к нему лесничествах (Нижне-Енисейское, Мотыгинское), лесоустроительные работы проводились 10-17 лет назад, — рассказывает начальник производственного отдела andquot;Востсиблеспроектаandquot; Владимир Олешкевич. — За эти годы там многое изменилось, ни один сезон не обходился без крупных лесных пожаров, без нападения насекомых-вредителей, безжалостно отъедающих сырьевую базу.
Новоенисейский ЛХК не от хорошей жизни большую часть из миллиона кубов, необходимых ему для производства экспортных пиломатериалов, вынужден завозить из Кежемского и Богучанского районов, где плечо вывозки леса из таёжных делян давно ушло за сотню вёрст. И какие запасы есть в реальности в Приангарье, никто вам точно не скажет. В Богучанском районе в большинстве лесничеств нога таксатора не ступала где 14 (Чунское), где 15 (Гремучинское, Хребтовское), а где и 16 лет (Невонское). А ведь лесной фонд Богучанского района сильно прорежен ещё с советских времен, он всегда был лидером по заготовке леса, и даром это не проходит.
Непонятно, на что рассчитывают инвесторы, устремившиеся в Кежемский район, где, кстати говоря, все 100 процентов леса находится в долгосрочной аренде. Там половина заготовленного объёма древесины уходит в соседнюю Иркутскую область, так как до Усть-Илимска с его прожорливым лесопромышленным комплексом куда ближе, чем до ближайшей станции Красноярской железной дороги. К тому же минимум 10 миллионов кубометров оставленного на корню леса через год — полтора покроется толстым слоем воды рукотворного Богучанского моря.
Не лучше обстоят дела и на юге края, где тоже полтора десятка лет никто не вёл никаких лесоустроительных работ, хотя там тайга со сложным рельефом, труднодоступна и потому требует более детального изучения.
Но самое плотное насыщение лесообработкой наблюдается в центре края. Ещё строящийся Енисейский фанерный завод и ждущий китайские доллары Красноярский ЦБК заявляют аппетиты по сырью не менее миллиона кубов древесины в год. Хотя именно дефицит доступного сырья стал главной причиной банкротства ЦБК. И не только его. На глазах угасает без сырья Красноярский ДОК — единственный производитель древесно-стружечных плит в крае.
При этом для выделения сырьевой базы для фанерного комбината пришлось выдавить из тайги массу небольших лесозаготовительных предприятий в радиусе примерно трёхсот вёрст от краевого центра. Что в них сейчас творится, чем на деле располагаем — вразумительно и честно никто не скажет, а вот приворовывать при отсутствии достоверной информации весьма удобно.
Тут как перед битвой — впереди всегда идёт разведка. Причём для достоверной оценки лесных ресурсов мало сфотографировать лесной массив с самолёта или спутника. Только опытный таксатор способен сделать выводы о запасах и качестве древесины на каждом гектаре. И только эта информация позволяет принимать оптимальное решение по технологии заготовки и направлению глубокой переработки древесины.
Не случайно Михаил Азанов, генеральный директор ОАО andquot;Ангара Пейпаandquot;, строитель лесохимического комплекса, во время совещания в администрации Енисейского района заявил, что основной задачей считает опровержение слухов о недостатке лесосырьевой базы.
Но всё дело, как опровергать — наобум или точной информацией. Так, много надежд связывается с пуском моста через Ангару в районе села Ярки в Богучанском районе. Таким образом откроется беспрепятственный путь для лесных грузов правобережья, а там и до Эвенкии рукой будет подать.
- С количеством и качеством лесных ресурсов Эвенкии тоже далеко не всё ясно, — поясняет Владимир Олешкевич. — В Эвенкийском лесничестве последняя инвентаризация по космическим материалам проводилась в 1990 году, а в Байкитском лесничестве есть участки, где с 1987 года не поступало свежей информации.
- Ситуация с оценкой лесных ресурсов резко ухудшилась в последние годы, — продолжает Виктор Скудин. — С 2002 года неуклонно нарастали объёмы лесоустроительных работ. В 2005-2006 годах мы устраивали не менее 4 миллионов гектаров леса за один сезон. Но после того как управление лесным фондом перешло в ведение Красноярского края, объёмы лесоустройства сократились раз в 20, не соответствующих заявленным планам развития отрасли. Хотя действующее лесное законодательство недвусмысленно обязывает оценку состояния переданного в управление лесного фонда проводить за счёт бюджета того самого субъекта Федерации.
Однако, если верить документам, рождённым в недрах правительства, в рамках ведомственной целевой программы andquot;Развитие деятельности по заготовке и переработке древесины на 2011-2013 годыandquot; на проведение лесоустройства выделено на те самые три года 39,1 миллиона рублей, то есть всего четыре процента от необходимых затрат.
На недавнем совещании в правительстве края его председатель Эдхам Акбулатов весьма раздражённо спросил министра природных ресурсов и лесного комплекса Елену Вавилову, когда же лесная отрасль начнёт отдавать вложенные в неё средства. Не помню, что ответила госпожа министр, но, судя по всему, успешной отдачи в обозримом будущем ждать не следует. По крайней мере, не больше тех самых четырёх процентов, что тратятся на оценку лесных ресурсов. Но идти в тайгу без разведки — дело гиблое, прежде всего для самой тайги.andquot;

Kaleva открывает дверь в мир окон.
III Международная специализированная выставка "Металлообработка. Инструмент. Пластмасса" (2011)

Нет комментариев

Оставить комментарий

 

Вы должны войти для комментирования

Система Orphus