Президент оставил без ответа сообщение учёных о вреде Байкальского ЦБК.

БЦБК выбрасывает в сутки 1 тонну дурнопахнущих веществ. Концентрация метилмеркаптана в населённой части Байкальска превышает допустимую в 10 раз. Доля комбината в общем объёме атмосферных выбросов в центральной экологической зоне Байкальской природной территории занимает 51%, в объёме сточных вод — 86%, в образовании отходов — 42%. Выбросы повышают на 54-76% риск осложнений у женщин во время беременности и родов — патологию плаценты, угрозу прерывания беременности и возможность выкидыша.
Шокирующие данные приводятся в обращении председателя СО РАН академика РАН Александра Асеева и директора Института геохимии им. А.П. Виноградова академика РАН Михаила Кузьмина к президенту РФ Дмитрию Медведеву. Однако даже такие цифры не смогли повлиять на решение в отношении комбината. Письмо президент оставил без ответа, а в Минприроды академику лишь сообщили о том, что Минпромторгу и правительству Иркутской области andquot;дано поручение проработать вопрос о перепрофилировании БЦБКandquot;. Михаил Кузьмин рассказал andquot;Конкурентуandquot;, почему учёные надеялись на президента и кто теперь будет решать проблему БЦБК.
- Научное сообщество уже не в первый раз обращается к федеральным властям с сообщениями о вреде, который наносит Байкалу БЦБК. Почему это письмо было адресовано именно президенту?
- Около месяца назад президент выступил по поводу экологии, в том числе Химкинского леса и Байкала. Он сказал, что если будет чувствовать некую неудовлетворённость в экологическом отношении по этим объектам, то, как самое главное лицо в стране, примет всевозможные меры. Поэтому мы написали Медведеву, который вроде бы взял на себя ответственность по охране природы. Тем более что премьер так ничего и не сделал по решению проблемы БЦБК. Но обращение было переправлено в Минприроды, которое прислало ответ в конце июля.
- Как вы восприняли ответ Минприроды?
- В нём ничего нет. Никакого анализа. На описание опасности, которое мы сделали в аналитической справке, в министерстве не отреагировали. Я считаю, что этот ответ правительства — очередная отписка, которую предо-ставили учёным, академикам, не понимая, что мы тоже разбираемся в теме. Единственное, что сообщается в ответе Минприроды по нашему вопросу, будто правительство Российской Федерации 26 мая 2011 года дало поручение Минпромторгу и властям Иркутской области andquot;проработать вопрос о перепрофилировании БЦБК на иные производства, соответствующие экологическим нормативамandquot;. Но надо не вопрос уже прорабатывать, а ставить конкретную задачу, ведь завод с 60-х годов прошлого века вредит Байкалу. Смею напомнить, что дурной запах с комбината даже Путину сильно не понравился.
- Планируется ли продолжить в этом году исследования в зоне воздействия БЦБК?
- Мы постоянно мониторим ситуацию. Но так как БЦБК — противник таких проверок, нам не удаётся наладить нормальную работу по этому направлению и заключить соответствующие договоры, как, например, с andquot;Усольехимпромомandquot;. Однако уже сейчас можно прогнозировать, что ситуация усложнится, поскольку БЦБК планирует сжигать лигнин. Это худшее, что можно было придумать. Сжигание лигнина вредно и никак не является шагом к снижению вредного воздействия на Байкал. Единственно верный шаг для решения проблемы БЦБК — его перепрофилирование. Тем более что мы все сейчас пытаемся создать на этой территории рекреационную зону, на которую инвесторы не зайдут, пока труба будет работать. Надо это в конце концов понять.
- Концепция федеральной целевой программы по охране Байкала предусматривает экологический аудит ситуации в районе комбината?
- Когда Путин был в Листвянке после погружения на andquot;Мирахandquot;, мы говорили, что Лимнологический институт готов взять на себя такую работу по Южному Байкалу. Академия наук согласна на это. Но требуется окончательное решение государства. Программа до сих пор не утверждена, средства не выделены.
- Существуют ли какие-то версии, почему правительство игнорирует информацию о вредном воздействии БЦБК?
- Не вижу никаких вероятных причин. Мне совершенно непонятно, почему экологически вредный завод, который экономически невыгоден, продолжает работать. Мне кажется, наше правительство просто не хочет по-настоящему разобраться в этой проблеме. Социальная значимость комбината — это ерунда. Почему-то многие социально значимые предприятия на севере области уже не работают.
- В какие инстанции ещё планируется заявить о необходимости остановки предприятия?
- Аналогичную записку мы отправили правительству России. Кроме того, мы написали в Госдуму, в профильный комитет. Там нам обещали провести общественные слушания по проблеме БЦБК. Слушания запланированы на осень.

В чем секрет успеха?
Прокуратура проверяет «Красное эхо».

Нет комментариев

Оставить комментарий

 

Вы должны войти для комментирования

Система Orphus