Наиль Магдеев: «Я пришел не раздавать лес, а собирать лесное хозяйство»

В ближайшие 10 лет на восстановление лесов Татарстана будут направлены крупные инвестиции andndash; в общей сложности 3 млрд. рублей. Однако, как рассказал в ходе интернет-конференции andlaquo;БИЗНЕС Onlineandraquo; министр лесного хозяйства РТ Наиль Магдеев, это не такие большие средства относительно того экологического и экономического эффекта, который будет получен.andnbsp;
СЛУЧИЛСЯ ПРОГРЕСС СО ВСЕМИ ВЫТЕКАЮЩИМИ ПОСЛЕДСТВИЯМИandhellip;
- Наиль Гамбарович, что из себя представляют леса Татарстана сегодня andndash; по площади и составу? Достаточно ли у нас леса?
- Если говорить вообще о России, то около 70 процентов ее территории заняты лесами. Это самая крупная лесная держава мира! Мы имеем 50 процентов запасов хвойных лесов мира и пятую часть лесов планеты. Российская Федерация не только крупная нефтяная держава, но и крупная лесная держава, причем с возобновляемым запасом ресурсов andndash; в зависимости от породы новый лес вырастает через 40 — 50 лет, а если говорить о хвойных породах andndash; через 100 — 120 лет. Поэтому лес andndash; это жизнь, жизнь andndash; это лес.
Площадь Татарстана andndash; почти 6 миллионов 800 тысяч га территории, из которых 1 миллион 271 тысяча га занимает лес, то есть чуть более 17 процентов территории. Наша республика относится к малолесным регионам России. Но так было не всегда. Казанская губерния в начале 18 века имела лесистость территории 50 процентов. Что же случилось? Случился прогресс! Со всеми вытекающими последствиями.
Во-первых, на татарстанском лесе стоит часть Санкт-Петербурга. Все, что росло по берегам Волги и Камы, по указу Петра Первого и других российских монархов вырубалось, сплавлялось и вывозилось в столицу Российской империи Санкт-Петербург.
Во-вторых, в Казанской губернии строилось большое количество военных судов, а их строят только из строевого леса. Значит, такой лес здесь был. Это был хороший лес, он был государственным, каковым остается и сегодня. Не случайно в Казани есть Адмиралтейская слобода.
Кроме этого, двадцатый век внес свои коррективы andndash; это бурное развитие нефтедобычи в Татарстане. Татарстанская нефть, вторая после бакинской, спасла страну andndash; для армии нужен был керосин, топливо. А после войны нужно было восстанавливать страну. Конечно, развитие нефтедобычи повлияло на состояние лесов andndash; они вырубались, так как надо было строить дороги, обустраивать скважины, возводить города.
Помимо того большие площади были заняты под ложе Куйбышевского и Нижнекамского водохранилищ, когда под водой остались леса и деревни. Строились крупные города andndash; лес был на месте Набережных Челнов,andnbsp; Нижнекамска, Менделеевска, Альметьевска… Кроме того, Татарстан активно занимался и занимается сельским хозяйством. Поэтому вырубались леса, а эти почвы вводились в сельскохозяйственный оборот. Поэтому мы сегодня объективно имеем 17 процентов территории, занятой лесом.
Также в силу природных климатических условий, по нашей республике проходит лесостепь и зона смешанных лесов. Мы andndash; не Красноярский край, не Иркутская или Томская область. Природно-климатические условия, ландшафт, состав почв дают нам возможность иметь тот состав пород деревьев, который мы сегодня имеем. Природе же не прикажешь, чтобы везде росла хвоя! Всего не бывает andndash; и нефть, и четыре реки, и хвойный лесandhellip;
По республике проходит южная граница хвойных лесов andndash; хвойные породы растут только на севере Татарстана. Поэтому в общем составе леса andndash; 16 процентов хвойных пород, порядка 59 процентов мягколиственных пород — это осина и береза. Но сегодня никто не говорит, что этими породами нельзя воспользоваться для повседневной жизни человека или в качестве строительного материала. Конечно, лесная промышленность занимает в экономике республики очень скромное место. Но не все же мерить только экономикой! Для Татарстана лес — не столько категория экономическая, сколько экологическая.
Мы понимаем, что лес andndash; это природный каркас: не будет леса andndash; не будет ни нефти, ни нефтехимии, не автомобилестроения, ни самой жизни человека. Лес нужно беречь! Такую задачу себе мы ставим. И на ближайшие годы ставим амбициозные задачи по увеличению лесистости территории. Вместо оврагов, крутосклонов, деградированных земель, которые долго не используются, может расти лес. Было же раньше 50 процентов территории! Поэтому задача нашего поколения — сделать так, чтобы в ближайшие годы хотя бы на небольшой процент, но увеличить лесистость территории. Понимая, что в тени этого леса мы с вами сидеть не будем, но будут сидеть наши дети и внуки.
ЧТО ДОРОЖЕ andndash; ДЕНЬГИ ИЛИ ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА?
- По возрождению леса есть специальная программа?
- Принята стратегия развития лесного хозяйства РТ до 2018 года. Поставлена задача в ближайшие годы увеличить лесистость территории хотя бы на один процент. Может быть, кто-то скажет, что это мало, но для этого надо ежегодно в течение 10 лет сажать более 6500 га лесов. За 10 лет нам надо посадить 68000 га леса. А сегодня в год мы сажаем 1000 — 1200 га. То есть в ближайшие годы надо увеличить эту цифру в пять раз! Мы понимаем, что это непросто, но иного пути нет.
Затраты для республики серьезные andndash; посадка одного гектара леса стоит 40 тысяч рублей. Но что дороже andndash; деньги или жизнь человека? Если мы хотим, чтобы последующие поколения татарстанцев имели достаточно комфортные условия проживания, то за это придется платить.
- А сколько денег на это надо? И есть ли они реально?
- Эти средства andlaquo;прописаныandraquo; в Стратегии. В год надо 250 — 300 миллионов рублей, за 10 лет это будет 3 миллиарда рублей. Общая цифра, может быть, звучит внушительно, но ежегодно 300 миллионов рублей andndash; для республики это небольшие деньги в масштабах того экологического эффекта, который мы получим в итоге. Эти деньги выделяет бюджет Татарстана по поручению правительства республики. Часть andndash; это бюджетные средства, часть andndash; средства предприятий, организаций и крупных компанийandnbsp; andndash; andlaquo;Татнефтьandraquo;, andlaquo;Нижнекамскнефтехимandraquo;, andlaquo;Татэнергоandraquo;, andlaquo;ТАИФandraquo; и других. Я лично встречаюсь с каждым директором и нахожу понимание. Если каждая крупная компания в год будет направлять 30 — 40 — 50 миллионов рублей на поддержание нормального экологического баланса Татарстана в виде посадки лесов, то мы получим частно-государственное партнерство в лучшем его понимании.
В последний год, благодаря поддержке президента РТ, начали поступать средства на защитные лесонасаждения. Этими деньгами мы пользуемся по-хозяйски — за последний год мы удвоили цифру посадки леса. В 2011, а тем более в 2012 году мы планируем выйти на цифру 6500 га в год. Это серьезная цифра, под которую сегодня мы готовим базу.andnbsp;
- У крупных компаний все просят деньги andndash; на спорт, на andlaquo;социалкуandraquo;, на детейandhellip; А они, в свою очередь, что просят andndash; льготы по налогам? Или это зачтется им как экологические налоги?
- Министерство лесного хозяйства Республики Татарстан никому ничего andlaquo;зачитыватьandraquo; не собирается andndash; зачтет Всевышнийandhellip; Руководители крупных компаний andndash; это государственные мужи, в основном депутаты Государственного Совета, они понимают всю важность вопроса, экология andndash; это основа основ жизнедеятельности человека.
Может быть, кто-то скажет, что я как министр лесного хозяйства andlaquo;тяну одеяло на себяandraquo;. Но ведь от экологии зависит и состояние сельского хозяйства! Это понимает и министр Марат Готович Ахметов. Ведь последняя засуха не просто так появилась в природе — это звоночек о том, что лес используется нерационально, в природе нарушается баланс. Нет леса andndash; нет воды! Во многих ведущих странах мира все это понимают, и наукой доказано, что где есть лес, там есть вода.
- А как это связано?
-andnbsp; Если в двух словах andndash; лес притягивает к себе водные ресурсы, создает определенный микроклимат. Лес andndash; это источник воды, а вода andndash; источник жизни.
- Значит, министерство сельского хозяйства тоже будет вкладывать деньги в увеличение лесистости?
- Марат Готович по своей линии нас поддерживает andndash; через бюджет минсельхоза РТ ежегодно выделяются определенные финансовые ресурсы на создание защитных лесонасаждений, что благоприятно влияет на состояние почв в республике.
ЖЕЛАЮЩИЕ ЛЕС ВЫРУБАТЬ ЕСТЬ, НО МЫ СМОТРИМ НА НИХ
С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ИХ СОСТОЯТЕЛЬНОСТИ
- Посадить дерево andndash; это полдела. Чтобы деньги не andlaquo;зарытьandraquo; в землю, дерево надо выраститьandhellip; Кто сегодня в лесу хозяин? Сколько леса находится в частной собственности?
- По новому Лесному кодексу лесной государственный фонд был и остается собственностью государства российского. Поэтому сегодня ни о каких частных лесах речи идти не может. Если лес вновь посажен на чьей-то частной территории, тогда это частная собственность. Но существующие леса принадлежат государству. И министерство лесного хозяйства РТ является органом управления двойного подчинения. Мы выполняем переданные Рослесхозом полномочия по управлению лесами Российской Федерации, мы управляем собственностью России. Поэтому так и называется andndash; государственный лесной фонд. Ни название, ни суть не изменились.
Сегодня не территории Гослесфонда все постройки передаются только во владение andndash; это долгосрочная и краткосрочная аренда для различных целей andndash; базы отдыха, детские лагеря и т. д.
- Но леса берут в аренду и для их разработкиandhellip;
- Вы правильно сказали — в аренду. В свое время шла полемика: передать леса в частную собственность или нет. Но руководство страны, на мой взгляд, поступило абсолютно правильно andndash; этот пункт был исключен из проекта Лесного кодекса. Сегодня леса andndash; собственность только государства.
- Реки тоже, вроде, собственность государства, но все рыбные места раздали частникамandhellip; Такого в лесу не может быть?
- Я убежден, что таких непродуманных решений больше не будет.
- Кто сегодня отвечает за нормальное состояние леса andndash; лесхозы, лесники? Достаточно ли их, какие у них полномочия?
- К сожалению, реформы не прошли бесследно для лесного хозяйства РТ. Лесной кодекс на многих лесхозах andlaquo;поставил крестandraquo;, разделив финансово-хозяйственную и надзорную деятельность. Раньше лесхоз был одной производственной единицей, которая и контролировала вопросы защиты и воспроизводства леса, и сама занималась воспроизводством и защитой. Многие говорили andndash; сами себя контролировали. На мой взгляд, не все там было плохо.
Но государство пошло по другому варианту andndash; появились лесничества, как самостоятельные государственные бюджетные учреждения. С той частью, которая занималась производством, рубила и перерабатывала лес, нужно было что-то делать. Готовых рецептов не было. Многие регионы отпустили хозяйствующую часть andlaquo;на вольные хлебаandraquo;. Многие из них приказали долго жить. Оборудование леспромхозов было допотопное — 50 — 70-х годов.
В Татарстане резких движений не делали andndash; правительством было принято решение сохранить хозяйствующие субъекты в форме государственных бюджетных учреждений. Часть из них в силу объективных и субъективных причин обанкротилась. Может быть, за год работы министром моя оценка будет не слишком объективной, но я хочу сказать, что судьба обанкротившихся предприятий зависела от деятельности их руководителей. У крепких руководителей лесхозы не развалились. Помните, говорили, что колхозы andndash; это плохо. Но ведь есть же примеры успешной их работы и в российской глубинке, и в Татарстане. Например, в Атнинском районе нет практически ни одного инвестора. Но есть колхозы и совхозы, которые благодаря неуемной энергии руководителя, его таланту, огромному желанию работать, при той же форме собственности не только сохранили, но и развивают хозяйства.
То же самое и в лесном хозяйстве. Там, где руководители были крепкими, там и сохранились лесхозы. Пока еще очень робко, но стали появляться мелкие предприятия, которые претендуют или хотят претендовать на решение лесохозяйственных вопросов. Пока таких мало — качество леса в Татарстане не очень хорошее. В лес-то войдешь, но что с этого леса возьмешь? По затратам andndash; что можно взять с одного кубометра березы и одного кубометра кедра? Разница есть?
- Сколько в республике лесоводческих хозяйств?
- Сегодня у нас 30 лесничеств, 23 хозяйствующих субъекта andndash; государственных бюджетных учреждений andlaquo;Лесandraquo;, которые занимаются финансово-хозяйственной деятельностью, вопросами защиты, охраны и воспроизводства леса, санитарными выборочными рубками. Крупного инвестора, который бы пришел и полностью взял лес в аренду, пока нет, но мы этим вопросом занимаемся.andnbsp;andnbsp;
Лес надо вовремя рубить andndash; баланс не должен нарушаться. Есть срок, после которого леса становятся перестойными, появляется валежник, начинается процесс гниения, и лес начинает не вырабатывать, а поглощать кислород.
- Какой годовой оборот этих хозяйств?
- Годовой товарооборот всех наших учреждений небольшой, в 2010 году он составлял 198 миллионов рублей. Они выполняют комплекс работ по заказу государства andndash; по защите, охране и воспроизводству леса. Это федеральные средства andndash; Российское государство, как владелец леса, заказывает работу. Кроме того, у кого сохранилась производственная база, занимаются производством необходимых на рынке продуктов лесопереработки.
Вопрос рубки леса сегодня главный, но мы не идем по пути andlaquo;лишь бы лес вырубитьandraquo;, потому что его не так много. Желающие-то лес вырубать есть, но мы смотрим на них с точки зрения их состоятельности. Дело в том, что если участок леса сдается в аренду, автоматически прекращаются на него федеральные субсидии.
- А обязанности у арендатора при этом есть?
-andnbsp; У арендатора появляются права, но и появляются обязанности по воспроизводству. Он обязан охранять лес от пожара, для чего должен создать пожарную команду, оборудовать вертолетную площадку, закупить пожарную технику. Он должен после вырубки деревьев закупить посадочный материал и посадить его, обработать против вредителей и болезнейandhellip; Поэтому никто сегодня в очереди не стоит.
- Так кто же пойдет с такими обязанностями в наши некачественные леса?
- Пока желающих мало!
- Но каждый регион имеет свой лес andndash; по составу и качеству. Наверное, и правила игры должны быть разными?
- Многие руководители субъектов Российской Федерации во время обсуждения и до принятия Лесного кодекса выходили с предложениями, говоря, что всех andlaquo;под одну гребенку причесыватьandraquo; нельзя, но их не послушались. Возможности всех регионов разные, поэтому нужны были какие-то преференции, предусмотренные Лесным кодексом, для того, чтобы можно было прийти и в малопродуктивный лес, где бизнес имеет низкую рентабельность, и дать возможность работать.
В ВОПРОСЕ ВОССТАНОВЛЕНИЯ ЛЕСА ТАТАРСТАН ЕСЛИ НЕ andlaquo;ВПЕРЕДИ ПЛАНЕТЫ ВСЕЙandraquo;,
ТО В ПЕРВЫХ РЯДАХ andndash; ЭТО ТОЧНО!
- Занимаюсь лесозаготовкой и лесопереработкой, уже больше двух лет не могу получить льготное кредитование на приобретение новой спецтехники для посадки лесных насаждений, трелевки и перевозки леса и т. д. Планируется ли оказание какой-либо помощи со стороны государства в предоставлении льготного кредитования для предпринимателей, занимающихся лесозаготовкой и лесопереработкой? (Зиннатуллин Р.)
- В данном случае министерство лесного хозяйства преференций никаких не дает. Льготное кредитование andndash; это к банку, оборудование по лесопереработке andndash; это к комитету по развитию малого и среднего предпринимательства, там есть программа andlaquo;Лизинг-грандandraquo;. Я знаю, что в последние годы часть предпринимателей закупили пилорамы по этой программе. Правда, они больше работают на привозном лесе. Спрашиваю andndash; почему? Отвечают andndash; качество леса, нам нужна соснаandhellip; Извините, дать ее не могу — в Татарстане сосны в таком количестве нет. Из общего массива лесов 50 процентов — защитные леса, где мы не имеем права рубить, за исключением падающих и сухостойных деревьев. Защитные леса andndash; это те, что находятся вдоль рек, вокруг городов. Категорически запрещено рубить около крупных городов andndash; Казани, Набережных Челнов, Нижнекамска, Зеленодольска, Бугульмы.
- Что делается для увеличения лесистости Татарстана и улучшения санитарной обстановки в лесах? (Алексеев М.).
- По восстановлению леса мы реализуем крупные инвестиционные проекты. В данном вопросе Татарстан если не andlaquo;впереди планеты всейandraquo;, то в первых рядах andndash; это точно! Мы начали в 2010 году реализацию крупнейшего в России инвестиционного проекта — строительство лесного селекционно-семеноводческого центра (ЛССЦ) в поселке Лесхоз Сабинского района. Стоимость проекта andndash; более 600 миллионов рублей. ЛССЦ будет производить на промышленной основе 12 миллионов саженцев в год с закрытой корневой системой. Так работает весь мир. В конце мая andndash; начале июня состоится открытие первогоandnbsp; пускового комплекса.
- Что из себя представляет лесной селекционно-семеноводческий центр?
- Это производственная территория в 9 гектар, четыре теплицы andndash; каждая размером 25 на 100 метров, производственный корпус, где будет установлено современное оборудование шведской фирмы andlaquo;БиСиСиandraquo; (BCC) andndash; линия набивки кассет и высева семян.
Благодаря современным технологиям и теплицам мы будем получать посадочный материал высокого качества за короткие сроки — саженцы высотой 30 — 35 см, которые в традиционных лесных питомниках в открытом грунте мы выращиваем за три года, теперь будем выращивать за 10 месяцев! А технология такая andndash; кассета заполняется торфяным субстратом, микродобавками, удобрением, а автомат точного высева семян andlaquo;выстреливаетandraquo; в каждую кассету одно семя. Кассета размещается в теплице, через определенное время выносится на улицу, для чего есть специальные площадки затенения. Все процессы компьютеризированы. И через 10 месяцев мы имеем прекрасный посадочный материал! Первоначально планируется выращивать три породы — сосна, ель, лиственница.
- Для выполнения планов повышения лесистости саженцы вы будете закупать у этого центра?
- Центр строится на федеральные и республиканские деньги, потому что лес andndash; дело государственное.
Посадочный материал мы будем продавать не только для государственных структур, 12 миллионов саженцев в год andndash; это очень большой объем. Таких центров в России нет. Даже в таких крупных регионах — Томской области, Коми — есть центры только на 4,5 тысячи саженцев. Мы замахнулись на очень серьезный проект! Работы по строительству центра идут полным ходом — скоро начнется монтаж теплиц, прибудет 42 фуры с оборудованием. Это уже технологии 21 века!
- Когда планируете выйти на проектную мощность?
- На проектную мощность мы выйдем в следующем году andndash; на 12 миллионов саженцев. Конечно, для этого придется и людей обучать andndash; в ближайшее время мы направляем специалистов в Швецию, чтобы они смогли поработать на этом оборудовании. А вообще постоянных рабочих на 12 миллионов саженцев andndash; не более 10 человек. Все компьютеризировано, вплоть до того, что форточки будут открываться через компьютер andndash; через систему мониторинга окружающей среды.
Это один из наших инновационных проектов. 600 миллионов рублей andndash; это серьезные деньги.
И потребуются разносторонние квалифицированные кадры. Кроме того, что надо вырастить саженец, его надо уметь продать, его надо еще посадить в лесу, а посадка производится вручную! Так весь мир работает. Один человек в день сажает 2 — 2,5 тысячи корней с помощью специального приспособления, которое делает в земле лунку нужного размера.
- В ручную andndash; эффективнее?
- Эффективнее andndash; приживаемость 99 процентов.
- А сроки окупаемости проекта какие?
- Проектный срок окупаемости andndash; 4 — 5 лет. Все будет зависеть от спроса. Например, в Швеции спрос на саженцы на полгода вперед. Все, что выращено, уже продано.
- Под Казанью реализуется подобный инвестпроект andlaquo;Теньковскийandraquo; компании andlaquo;Сувар Казаньandraquo;. Вы с ним будете конкурировать?
-andnbsp; Про этот проект я знаю, там тоже технологии компании andlaquo;ВССandraquo;. Частные инвестиции приветствуются. Если не ошибаюсь, их объем andndash; около 1,5 миллионов саженцев в год. Они идут своим путем, мы andndash; своим.
- Зачем надо было тратить государственные деньги andndash; покупали бы у этой частной компанииandhellip;
- Деньги на ЛССЦ дает федеральный центр по специальной программе. В этом году в России должно было быть построено шесть семеноводческих центров andndash; в Ленинградской, Архангельской областях, Татарстане. По моей информации, в этом году будет построено только у нас.
- Республика софинансирует проект?
- Да, финансирование 50 на 50 процентов. Наша республика пошла даже на большую долю софинансирования для того, чтобы увеличить мощность ЛССЦ. Посадочный материал у нас будет востребован andndash; я уже говорил о наших планах увеличения лесистости территории Татарстана. Но посадочного материала в Приволжском федеральном округе в достаточном количестве нет.
МЫ СЕГОДНЯ ПОДОШЛИ К СЛЕДУЮЩЕМУ ЭТАПУ andndash; ПРИОБРЕТАЕМ
ЛЕСОЗАГОТОВИТЕЛЬНУЮ ТЕХНИКУ
- У вас системный подход получаетсяandhellip;
- Да. Говоря, что лес нужно рубить, мы сегодня подошли к следующему этапу andndash; приобретаем лесозаготовительную технику. Это другой инвестиционный проект — мы закупаем технику известной фирмы andlaquo;Камацуandraquo;. Технология такая andndash; машина подходит к дереву, манипулятор его обхватывает, пилит, сваливает, срубает все сучья и напиливает по три или шесть метров — как заложено в компьютере. Такая машина в день пилит 200 кубометров леса. Мы планируем закупить в этом году восемь хорвестеров — машин, которые пилят, и восемь форвайдеров andndash; это машины, которые с помощью манипулятора бревна грузят себе в кузов. Такие б/у машины пять лет назад были закуплены в Сабинском лесничестве и показали себя с очень хорошей стороны. Конечно же, для работы на этих машинах нужны высококвалифицированные люди.
Приобретая эти машины, мы решаем еще одну задачу andndash; начинаем рубить так называемую расчетную лесосеку, которую обязаны рубить, и сажать новый лес. Сегодня мы пока не рубим, потому что нет спроса. И техника нужна. Желающих ходить по лесу с пилой в 21 веке уже нет — и не престижно, и зарплата небольшая.
- А деньги на машины откуда?
- Министерство лесного хозяйства РТ на возвратной основе берет кредит в бюджете республики. Но другого выхода у нас нет andndash; или мы ждем неизвестно чего, или мы идем по пути решения этой важной проблемы andndash; использование расчетной лесосеки. В год мы должны рубить порядка двух миллионов кубометров леса. А мы сегодняandnbsp; осваиваем 15 процентов расчетной лесосеки andndash; 200 — 300 тысяч кубометров в год.
- Под какую компанию берете деньги?
- На базе нашего министерства будет создана специальная компания с участием государственной лесозаготовительной компании. Это будет или ОАО с участием государства, или государственное учреждение. Форму определяем.
Контракт на 300 миллионов рублей с компанией andlaquo;Камацуandraquo; подписан, технику мы планируем получить в первом полугодии этого года.
Работа лесоперерабатывающей промышленности andndash; это использование расчетной лесосеки. Это научно обоснованная цифра, которая определяет рациональное не истощительное использование лесных ресурсов. Если надо два миллиона кубометров пилить, мы должны их пилить, а следом сажать новый лес. Тогда цикл будет нормальный.
Сегодня мы 200 — 300 тысяч кубометров рубим, а 700 — 800 кубометров стоит на корню. Сегодня не вырубим andndash; завтра этот лес упал. Все, время ушло! Это как урожай andndash; если ты его не собрал и прошлогодняя пшеница осталась в поле, что с ней делать? Опять затраты, деградация земельandhellip; Если ты многолетнюю траву через определенное количество лет не перепахал — она у тебя числится, а кормов ты с нее уже не возьмешь. И в лесу так же.
ДУМАЮ, НАШИ ИНВЕСТИЦИОННЫЕ ПРОЕКТЫ ВНЕСУТ СВЕЖУЮ
СТРУЮ В СОЗНАНИЕ СПЕЦИАЛИСТОВ
- Помимо Швеции, где еще кадры будете готовить?
- Мы приглашаем специалистов фирмы andlaquo;Камацуandraquo; в Сабы. На ближайшее время нам надо порядка 100 пилотов для работы на этой технике. В Финляндии и Швеции на такой технике работают даже девушки. Кабина полностью герметизирована, два джойстика, компьютер, настроенный на ту или иную породу. Такая техника работает в лесу и ночью andndash; на машине установлена гирлянда прожекторов. В тепле, в свете и продуктивно! Но для этого надо знать компьютер, материально-техническую базу этой машины. Ведь техника дорогая andndash; порядка 15 — 16 миллионов рублей каждая.
Думаю, эти наши инвестиционные проекты внесут свежую струю в сознание специалистов. Я сам видел, как загорались глаза у молодых ребят, которым в Бугульминском районе дали новую импортную сельхозтехнику!..
ЭТО СЛЕДУЮЩИЙ ВОПРОС andndash; ПЕРЕРАБОТКА ЛЕСА
- А куда заготовленный лес девать? Вы говорили, что пока спроса нет.
- Это следующий вопрос andndash; переработка леса. В мае 2010 года руководством республики на территории особой экономической зоны andlaquo;Алабугаandraquo; совместно с турецкой компанией andlaquo;Kastamonu Entegreandraquo; заложен завод по переработке низкосортной древесины и выпуску плит МДФ. Это будет седьмой завод в мире, построенный данной компанией. Инвестиции будут вложены серьезные andndash; на первоначальном этапе порядка 200 миллионов долларов США. Из плит МДФ делается мебель, ламинат, паркет. В нашу мягколиственную древесину компания будет добавлять и хвойные породы из Удмуртии и Кировской области, благо это рядом.
ОЭЗ турецкая компания выбрала потому, что здесь налоговые льготы, таможенный пост, подготовленная площадка с железнодорожными путями и всей прочей инфраструктурой. Планируется в начале 2013 года запустить первую очередь этого завода. Туда мы будем поставлять порядка одного миллиона кубометров древесины, то есть половину расчетной лесосеки.andnbsp;
В лесном законодательстве есть одна норма: если инвестор вкладывает более 300 миллионов рублей, то этой компании дается возможность в рамках приоритетного инвестиционного проекта лесные участки брать без аукциона и за 50 процентов стоимости. То есть сегодня прежде чем войти в лес, любая компания, даже государственная, должна участвовать в аукционе.
Мы сегодня работаем над тем, чтобы эту технологическую цепочку собрать, придать нашему инвестиционному проекту статус приоритетного, каковым он, по сути, и является. Но все нужно оформить в федеральных структурах власти andndash; в министерстве промышленности и торговли РФ, Рослесхозе и т. д.
- А куда пойдет остальная древесина?
- Есть потребность у Поволжского фанерного комбината, Зеленодольского фанерного завода. Думаю, часть сырья сможем разместить и на небольших предприятиях Татарстана. По информации, у компаний среднего и малого бизнеса есть инвестиционные проекты, которые мы готовы рассмотреть. Мы открыты для всех!
Сегодня немало желающих взять землю в аренду через аукцион, но мы спрашиваем andndash; а что у вас есть за душой? С первого дня прихода в министерство я сказал, что пришел не раздавать лес, а собирать лесное хозяйство. Оно и так пострадало от разных реформ…
- Можно ли взять в аренду лесной участок под пасеку? Надо заключать договор или участвовать в аукционе? (Хакимова Н. E.)
- В этом случае тоже нужно участвовать в аукционе, которое проводит наше министерство. Всю информацию можно найти на сайте минлесхоза РТ, объявления об аукционах публикуются также в газете andlaquo;Республика Татарстанandraquo;.
Что касается пасеки, у нас включен даже не один, а два зеленых света! Мы стараемся в ускоренном темпе давать земли под пасеки, понимая, что этим занимаются фанаты своего дела.
- Как и где можно приобрести древесину? (Авдеев В.Г.)
- Древесину на рынке предлагают в достаточно большом объеме и в разном ассортименте andndash; есть рынки строительных материалов, много предложений можно найти в интернете. Есть разная древесина — на любую потребность, вкус и толщину кошелька.
- Где в Татарстане можно купить массив дуба? Почему мебельное производство в Татарстане не является стратегическим? (Шарифуллин Рафаэль Тагирович)
- Дубравы в Татарстане, к сожалению, осталось немного andndash; всего порядка 12 процентов лесного массива. К тому же после морозов 1979 года все дубы у нас в плохом состоянии andndash; на спиле видно черное кольцо этого года, поэтому под деловую древесину они уже не подходят. Массив дуба в Татарстане только привозной. А на мебельное производство, наверное, энтузиастов не хватило.
- Все ушло в нефтедобычу и нефтехимию?
- Думаю, да. Там прибыль побольшеandhellip; Зачем мучиться с низкосортной древесиной, когда можно было сразу получить рентабельное производство?
- В Татарстане есть мелкие производства мебели. Вы не хотите взять их под свое крыло?
- Это все-таки не наше направление работы. Я больше вижу министерство лесного хозяйства не в качестве хозяйствующего субъекта, а в качестве органа управления, которое создавало бы условия для развития деревообрабатывающей промышленности.
ПОЧЕМУ ЛЕС ГОРИТ-ТО? КОНТРОЛИРОВАТЬ НЕКОМУ!
- Будет ли увеличен штат лесничих, других работников лесной отрасли? (Василькова Е.А.)
- В ближайшее время штат лесничих увеличиваться не будет. Сегодня у нас 30 руководителей лесничеств, 124 участковых лесничих. Лесничества andndash; бюджетные учреждения, есть утвержденная штатная численность, которую увеличить никто не разрешит.
- А вы как считаете andndash; увеличение штата требуется?
- Может быть, это прозвучит не в тему, но я считаю, что увеличить надо andndash; для усиления контроля и надзора. Если раньше один лесник в зоне своей ответственности имел порядка 600 — 900 га, то с уменьшением количества лесничих теперь каждый имеет до 3000 га. Если раньше он мог объехать все свои владения за неделю, то сколько же времени ему требуется сегодня?
Если в лучшие годы, до всех реформ, в лесном хозяйстве Татарстана работало 15 — 17 тысяч работников, то сегодня со всеми хозяйствующими субъектами и лесничествами набирается около двух тысяч. Из 80 тысяч работников лесного хозяйства России после реформы было сокращено 72 тысячи! Почему лес горит-то? Контролировать некому! Раньше, как говорится, не успел топор вытащить, лесник уже рядом! Потому что лесников было много и они имели полномочия. Люди боялись в лесу траву скосить в неположенном местеandhellip;
andnbsp;

Поздравляем с Днем Победы!
В ОАО "РЖД" отмечается недогруз лесных грузов

Нет комментариев

Оставить комментарий

 

Вы должны войти для комментирования

Система Orphus