Лесные реформы последнего десятилетия привели к глубокому упадку российского лесного хозяйства

Лесной форум Гринпис России опубликовал статью andquot;О ситуации в российском лесном хозяйстве весной 2011 годаandquot;:
andquot;Лесные andquot;реформыandquot; последнего десятилетия (ликвидация Федеральной службы лесного хозяйства в 2000 году и последующие хаотические изменения структуры управления лесами, введение нового Лесного кодекса РФ в 2007 году, замена профессиональных руководителей политическими назначенцами, и другие) привели к глубокому упадку российского лесного хозяйства. В настоящее время лесное хозяйство переживает тяжелейший кризис, значительно превосходящий по своим масштабам кризис первой половины 90-х г.г. ХХ века, и имеющий шансы стать самым тяжелым кризисом за всю историю государственного управления лесами России. Фактически старая система управления лесами и лесопользования, формировавшаяся столетиями, была уничтожена и сейчас находится в состоянии агонии, а новая так и не сложилась, и не может сложиться из-за несовместимости нового лесного законодательства с жизнью.
В обозримом будущем (как минимум, в ближайшие полтора-два года) ситуация практически наверняка будет ухудшаться, поскольку ошибки, допущенные andquot;реформаторамиandquot;, не признаются и не исправляются. Плачевное положение дел в лесном хозяйстве объясняется вымышленными и второстепенными причинами, необидными для реформаторов (главным образом тем, что региональные власти не справляются с возложенными на них полномочиями и не оправдывают оказанного им доверия). Соответственно, и решения, якобы направленные на исправления ситуации, оказываются ошибочными или неэффективными, в результате чего уровень разрухи с каждым годом нарастает.
Существующая в настоящее время система управления лесами устроена по принципу andquot;потемкинской деревниandquot;: у нее есть красивый парадный фасад, способный убедить руководителей государства и других далеких от леса людей в том, что с лесами у нас все в относительном порядке, и остальное, постепенно разваливающееся и отмирающее. На поддержание красивого парадного фасада (имитацию кипучей законотворческой и контрольно-надзорной деятельности, составление невообразимого количества отраслевых планов, программ, стратегий, концепций, отчетов и т.д.) расходуется львиная доля сил и ресурсов лесного хозяйства, а все прочее финансируется и обеспечивается по остаточному принципу. С каждым годом содержание системы управления лесами обходится федеральному бюджету дороже, но до реальных исполнителей работ в лесу денег доходит все меньше. Чаще всего бывает так, что денег и времени работников хватает лишь на производство отчетов о выполненной работе, но не на то, чтобы эту работу в полном объеме организовать и выполнить.
Полноценного лесного хозяйства в нашей стране сейчас нет, есть лишь плохо организованное пользование лесом и отдельные элементы лесного хозяйства, сохранившиеся с былых времен и постепенно исчезающие в ходе andquot;реформandquot;. Практически исчезли прикладная лесная наука и лесное опытное дело, лесная охрана, централизованная система борьбы с лесными пожарами, система работы с населением по профилактике пожаров и лесонарушений. Сократились до неприличия, местами до нуля, объемы и особенно качество лесовосстановительных работ, ухода за молодняками, лесозащитных мероприятий. Почти прекратило свое существование лесоустройство, а работоспособная система государственной инвентаризации лесов так и не была создана, в результате чего достоверной информации о состоянии лесов страны сейчас нет, и в ближайшие годы не предвидится.
Эффективной системы охраны лесов и других природных территорий от пожаров тоже нет. После пожарной катастрофы 2010 года andquot;на бумагеandquot; была восстановлена лесная охрана, но лишь путем возложения соответствующих полномочий на тех людей, чье рабочее время уже полностью занято исполнением других обязанностей. Людей, для которых охрана лесов была бы главной или единственной обязанностью, так и не появилось, поскольку на это не было выделено денег. Средства федерального бюджета, предназначенные для покупки новой лесопожарной техники, будут получены регионами уже после начала пожароопасного сезона, а сама техника, скорее всего, сможет начать работать в основном лишь в следующем году. Людей, способных организовать эффективную борьбу с лесными пожарами, станет намного меньше, поскольку в 2011 году каждый работник леса будет вынужден тратить намного больше времени на составление отчетов и прочую офисную деятельность — работать в лесу ему будет просто некогда.
В целом бюрократизация системы управления лесами достигла немыслимого ранее уровня — в среднем на andquot;бумагописаниеandquot; у руководителей и специалистов лесного хозяйства уходит более трех четвертей рабочего времени. Руководители, кроме того, вынуждены тратить значительную долю своего времени на всевозможные совещания, обычно бестолковые и малополезные, в результате чего на саму работу у них времени не остается, или им приходится выполнять осмысленную работу в неурочное время. Фактически самые большие средства в лесном хозяйстве тратятся именно на поддержание бумагооборота и проведение всевозможных совещаний.
Традиционная система лесопользования быстро умирает. Большинство предприятий лесного сектора, многие из которых являются главными работодателями в своих деревнях и поселках, едва выживают без особых надежд на будущее. Главные причины этого — критический уровень истощения экономически доступных лесных ресурсов и безумное лесное законодательство, делающее почти любую законную деятельность в лесу экономически неэффективной. Жизнеспособность российского лесного сектора отчасти обеспечивается благодаря обилию относительно дешевого andquot;ворлесаandquot; (древесины незаконного происхождения), но во многих регионах уже и украсть становится почти нечего. Несмотря на это, плодятся все новые и новые крупные andquot;инвестиционныеandquot; проекты, в том числе andquot;приоритетныеandquot;, получающие лесные ресурсы на льготных условиях (их в стране уже около ста), благодаря чему дефицит лесных ресурсов становится все более жестким. Продолжающееся истощение лесных ресурсов и рост расходов, связанных с лесопользованием (затрат на транспорт, топливо, электроэнергию, налоги и сборы и т.д.), делают лесной сектор нашей страны все менее конкурентоспособным, а шансы большинства лесных предприятий на выживание — все более призрачными.
Катастрофически ухудшается ситуация с лесами вокруг крупных городов, особенно Москвы и Санкт-Петербурга. Лесное хозяйство здесь фактически превратилось в систему распределения земель из-под леса под самые разнообразные нужды (застройку, строительство инфраструктуры, размещение карьеров, промышленных объектов и т.д.). С каждым годом все большие площади лесов застраиваются, огораживаются и изымаются из общего пользования, причем в первую очередь в районах, наиболее привлекательных для отдыха людей. Многочисленные заборы и сооружения препятствуют доступу граждан в том числе в те леса, которые формально пока остаются свободными — и эти леса тоже фактически изымаются из общего пользования. С точки зрения простых людей, леса вокруг крупных городов быстро исчезают или становятся частными, недоступными для большинства.
Одним из следствий разрухи в лесном хозяйстве стал резкий и уже неконтролируемый рост площадей лесов, гибнущих в результате вспышек численности вредителей, болезней, пожаров и тому подобных бедствий. Леса многих густонаселенных регионов уже завалены мертвой ветровальной или горелой древесиной, разобрать которую пережившим andquot;реформыandquot; лесохозяйственным организациям просто не под силу. В центральных регионах Европейской России происходит мощнейшая вспышка численности короеда-типографа, которая неизбежно приведет к гибели лесов в масштабах, сопоставимых с их гибелью от пожаров в 2010 году, но гораздо ближе к крупнейшим городам и поселкам. Что-либо сделать с этим органы управления лесами уже не могут — не хватает сил и специалистов, да и новое законодательство не позволяет достаточно быстро проводить санитарно-защитные мероприятия.
В общем, ситуация выглядит крайне тяжелой, и даже почти безнадежной, но при этом она не сильно отличается от ситуации во многих других отраслях деятельности — сельском хозяйстве, науке, образовании, охране общественного порядка и т.д. Корни многих проблем, от которых жестоко страдает наше лесное хозяйство, лежат далеко за пределами лесной отрасли. Сейчас представляется совершенно очевидным, что навести порядок в отдельно взятом лесном хозяйстве, без изменения общей ситуации в стране, невозможно — необходимо восстанавливать работоспособное законодательство, профессиональные органы государственной власти, систему ответственности чиновников перед обществом и законом, и еще многое из того, что было разрушено за последние годы.
Что с этим всем делать — пока не очень понятно. Будущее лесного хозяйства и самих лесов очень тесно связано с будущим нашей страны, а оно сейчас в высшей степени непредсказуемо. Неизвестно, пройдена ли уже историческая andquot;точка невозвратаandquot;, после которой возвращение к прежней жизни страны невозможно, или она еще не пройдена — но чувствуется, что мы где-то очень недалеко от нее. Поэтому в заключение просто процитируем слова профессора Георгия Федоровича Морозова, сказанные им в похожей исторической ситуации — в апреле 1917 года на открытии Всероссийского делегатского съезда Союза лесоводов:
andquot;Я кончаю, и в заключение скажу, что речь моя, к сожалению, была печальна — как будто лишена душевной бодрости. Не скажу, что меня одолел пессимизм, но убыль оптимизма несомненна. Все же отчаиваться нельзя. Малодушию теперь не место. Уже одна ваша наличность здесь в таком большом числе, при трудности железнодорожного передвижения, свидетельствует о силе жизни, о желании работать. И будем работать, но избежим партийности. Не будем приносить в жертву лозунгам ни живых людей, ни живого дела. Не будем выдавать векселей, по которым не в состоянии будем платить; за разговорами не забудем леса, не забудем интересов науки, культуры и нашего знания, которого мы являемся носителями. Весь наш оптимизм претворим в дело государственное. И мудрая жизнь, вероятно, найдет свой мудрый путь по творческой равнодействующей из крайних течений. Проявим государственность в наших решениях, и будем помнить, что на нашем знамени — вечная надпись: andquot;Берегите лесandquot;andquot;.andquot;

Индекс промпроизводства в Алтайском крае за первые два месяца года составил 104,5%
Электрометаллургический завод Днепросталь имени Е.Н. Кузьмина наращивает производство.

Нет комментариев

Оставить комментарий

 

Вы должны войти для комментирования

Система Orphus