Государственная инвентаризация лесов пойдёт удвоенными темпами

Местом проведения научно-практической конференции andquot;Роль лесоустройства в лесоуправленииandquot; Красноярск был выбран не случайно. Как раз в эти дни отмечался полувековой юбилей образования Восточно-Сибирского лесоустроительного предприятия — ныне филиала ФГУП andquot;Рослесинфоргandquot; andquot;Востсиблеспроектandquot;, дислоцированного в городе на Енисее. В Красноярском крае, одном из самых лесных регионов России, в той или иной степени проявляются все проблемы лесопользования, лесовосстановления, охраны и защиты лесов и неразрывно связанных с ними лесоустройства и государственной лесной инвентаризации.
В начале конференции ее участники почтили минутой молчания недавно скончавшегося Павла Ивановича Мороза, бывшего директора andquot;Леспроектаandquot;, четверть века руководившего отечественным лесоустройством.
Еще об одной дате, которую можно отмечать как юбилей, напомнил Иван Семечкин, доктор сельскохозяйственных наук, научный сотрудник института леса им. В.Н. Сукачева РАН. Ровно сто лет назад классиком науки о лесоуправлении М.М. Орловым была введена бонитетная шкала в оценке лесных ресурсов. Разрабатывая в начале ХХ века правила лесопользования, корифей отечественной лесной науки предупреждал, что не следует преувеличивать безмерность лесных богатств России. При множестве лесных площадей древесных ресурсов у нас не столь уж много. И эту истину все больше и острее ощущают современные лесопромышленники, сталкивающиеся с дефицитом доступного сырья для лесоперерабатывающих предприятий.
Действительно, за десятилетия безудержных вырубок, стартовавших в годы первых пятилетних планов и особенно нараставших в 60-80-е годы, насаждения в лесопромышленных регионах, в том числе и в Сибири, пришли в состояние истощения. В то же время на местах былых вырубок полувековой и старше давности восстановленные древостои вступают в фазу приспевающих, и задача лесоустроителей — постараться не упустить момент и предложить для этих территорий стратегию настоящего, а не декларируемого неистощительного лесопользования. Надо, чтобы политику в сфере эксплуатации лесных ресурсов диктовали не технология лесозаготовок и переработки древесного сырья, а исключительно интересы лесного хозяйства. Воплотить это в жизнь сможет лишь государство, своей законодательной базой создавая стимулы использования любой спелой древесины, а не только высокотоварной хвойной. Назрел и требует решения вопрос землеобмена. Резкое сокращение земледелия превратило многие пустующие сельхозугодья в сплошной хвойный лес двадцатилетнего и более возраста, так что проще и полезнее будет на законном основании оформить появление незапланированных лесных площадей, нежели неимоверными усилиями восстанавливать утраченную пашню, считает профессор Иван Семечкин.
О законодательной базе, особенно ее фундаменте — Лесном кодексе,- на конференции говорили много. Но к оценке его действенности в лесоустроительной части, изложенной кандидатом сельскохозяйственных наук Николаем Кашпором, заместителем генерального директора Всероссийского научно-исследовательского и информационного центра по лесным ресурсам (ВНИИЦлесресурс), прислушивались особенно внимательно. При сопоставлении лесных кодексов образца 1997 и 2007 годов Николай Кашпор обнаружил много общего в подходе к таксации и лесоустройству. Однако если в предыдущем документе оценка лесных ресурсов была закреплена исключительно за государством, то теперь в рамках проектирования лесных участков этим далеко не простым делом может заниматься кто угодно. И оказалось, что в ряде регионов лесные проекты и лесные регламенты стали составлять организации и специалисты без профильного образования, совершенно не понимающие специфики лесного хозяйства. В результате лучшие и доступные лесные участки лесного фонда оказались в долгосрочной аренде с целью заготовки древесины. В то же время крайне важные для жизни лесной системы мероприятия по охране, защите и воспроизводству леса, как правило, оказываются на весьма отдаленном плане. Все это можно отнести на счет пробелов в основной законодательной базе, считает заслуженный лесовод России Николай Кашпор.
За два последних десятилетия, когда царила полная неопределенность в лесоустроительной политике, вся лесная территория России стала выглядеть как почти сплошь белое пятно с отдельными островками, где таксация и лесоустройство прошли в положенные сроки. Чтобы привести леса в порядок, надо ежегодно устраивать не менее 100 лесничеств, для чего на полевые работы должны выходить каждый сезон по 5 тысяч таксаторов, тогда как их по всей стране сейчас наберется едва ли 600 человек. Если потратить на все про все добрый десяток миллиардов рублей, то за 14 лет, может, и удастся выйти на нормативные сроки, когда между лесоустройствами одной и той же территории разрыв составит не более десяти лет. Вряд ли эту работу начнут тут же исполнять, но хотя бы следует приступить к ее планированию, и главное — решить, кто же все-таки в ближайшее время будет вести лесоустроительные работы. А потом уже разрабатывать концепцию их проведения на территории страны.
О проблеме слабой изученности лесов России говорил и заместитель генерального директора ФГУП andquot;Рослесинфоргandquot; кандидат сельскохозяйственных наук Олег Солонцов, подчеркнувший, что лишь 40 процентов лесной территории изучены наземными методами. Одним из ключевых направлений деятельности предприятия стала государственная инвентаризация лесов (ГИЛ). Не подменяя лесоустройства, ГИЛ весьма расширяет информационную базу о состоянии государственного лесного фонда. Инвентаризация ценна тем, что позволяет определять динамику важнейших процессов, оказывающих воздействие на леса.
Дистанционный мониторинг становится инструментом государственного контроля и надзора за деятельностью лесохозяйственных служб и лесопользователей-арендаторов. По всей стране, в том числе и в Красноярском крае, заложено более 25 тысяч пробных площадок. Чтобы завершить инвентаризацию лесов в намеченные сроки, то есть за 10-12 лет, необходимо удвоить ее темпы и объемы ежегодной работы. При этом требуется уточнение методики лесоинвентаризационных мероприятий, особенно в труднодоступных территориях.
В конференции приняли участие представители всех филиалов Рослесинфорга, от Северо-Запада страны до Дальнего Востока, у всех было чем поделиться с коллегами. Но больше всего выступлений вполне резонно услышали от сибиряков-красноярцев. И оказалось, что нет в крае такой сферы производства, где бы обходились без лесоустроителей и тесно связанных с ними землеустроителей. Прокладка нефтепроводов, линий электропередачи, отвод площадок под металлургические комбинаты, очистка ложа водохранилищ гидроэлектростанций — везде лесоустроители становятся соавторами проектов. Но главное направление их работы, конечно же, связано с природопользованием.
Заместитель директора Института леса им. В.Н. Сукачева РАН доктор биологических наук Александр Шишикин поведал, как при лесоустройстве оценивается численность промысловых животных в тайге. Лесоустройство играет ключевую роль при оценке эффективности лесовосстановления и пожарной безопасности лесов. Практически к каждому докладу или сообщению без натяжек можно было привести слова уже упомянутого классика лесной науки: andquot;Без лесоустройства лесное хозяйство слепо, лесоустройство без лесного хозяйства мертвоandquot;.
Весьма интересным оказался опыт лесоустройства особо охраняемых территорий на примере национального парка andquot;Шушенский борandquot; в Красноярском крае. Об этом рассказал начальник лесоустроительной партии кандидат сельскохозяйственных наук Николай Суприянович. Очарованные красотой заповедного уголка сибирской природы, специалисты Востсиблеспроекта совместно с дирекцией национального парка собрали под одной обложкой сотни снимков, сделанных таксаторами и сотрудниками особо охраняемой территории, и издали на прекрасной бумаге фотоальбом-путеводитель. Пусть люди смотрят и удивляются, на какой красивой земле мы живем.

Международная выставка ITFM представила в Москве мировые промышленные инновации
Компания Beaver информирует

Нет комментариев

Оставить комментарий

 

Вы должны войти для комментирования

Система Orphus